Задать вопрос



Заказать звонок


Если Вы оставили заявку на заказ звонка после 18:00, наши менеджеры свяжутся с Вами до 12:00 следующего рабочего дня.


Запись на прием



Уточнить цену



Написать руководству



Оставить предложение



Написать отзыв



Услуги для физических лиц

Услуги для юридических лиц

Если Вам необходимо решить какую-то юридическую проблему, то Вы можете отправить заявку прямо с нашего сайта и наш юрист обязательно перезвонит Вам в удобное для вас время
Если у Вас есть какой-то вопрос, касающийся юридических аспектов, то Вы всегда можете задать его нашему специалисту
Вы можете отправить любые предложения по работе сайта, адвокатов, времени работы офиса, мы всегда готовы их рассмотреть

Экономические преступления поставили в один ранг с грабежом и разбоем

При расследовании экономических преступлений право­охранительные органы зачастую пользуются «непрофильными» статьями, чтобы не слишком обременять себя доказательством состава преступления. Среди «лидеров» — статьи о мошенничестве и растрате, больше подходящие чиновникам или мелким жуликам. Если начнут судить за извлечение прибыли — это приговор всему российскому бизнесу, предос­терегают эксперты.

Как выяснили эксперты Института проблем правоприменения (ИПП), по отношению к бизнесу правоохранители чаще всего применяют статьи №159, 160, 171, 198 и 199 Уголовного кодекса (УК). При этом две наиболее «массовые» из них — статьи 159 (мошенниче­ство) и 160 (присвоение или растрата) — вообще не предназначены для преследования в сфере предпринимательской деятельности, поскольку не входят в главу 22 УК (преступления в сфере экономической деятельности) и относятся к главе 21 (преступления против собственности), где соседствуют с такими общеуголовными преступлениями, как кража, грабеж и разбой.

Эксперты ИПП полагают, что такая инициатива стражей порядка связана прежде всего с тем, что «профильные» статьи труднее доказать, а санкции для бизнеса более мягкие. Кроме того, «предпринимательские» статьи оставляют меньше возможностей для давления на подследственного, особенно после реформы УК, исключившей возможность предварительного заключения. Это занижает реальный масштаб давления на бизнес со стороны силовых структур, делают вывод ученые.

В динамике за последние 11 лет можно выделить три периода активности правоохранителей. До 2003 года наблюдалось снижение количества дел по экономическим преступлениям. Наиболее заметное падение в 2001—2003 годах относилось к налоговым преступлениям (число выявленных упало более чем в семь раз по сравнению с 2000 годом). Это связано с либеральной налоговой реформой 2000—2003 годов, включавшей снижение корпоративных и подоходных налогов, принятие НК и реорганизацию ведомств. На снижение активности правоохранительных органов также оказал влияние новый Уголовно-процессуальный кодекс (УПК), вступивший в силу 1 июля 2002 года.

В 2003 году на арену вышло «дело ЮКОСа», в рамках которого были использованы статьи 159 и 199, — это стало сигналом для активизации правоохранительных органов по отношению к частному бизнесу, и с 2005 года начался быстрый рост числа выявленных экономических преступлений.

Следующий спад активности наблюдался с 2009 года, он был связан с политическими сигналами и кампанией по защите предпринимателей. Еще более сильное снижение было в 2010 году, когда началась реформа милиции, сопровождающаяся значительными законодательными и кадровыми изменениями. «Попросту говоря, сотрудники МВД были дезориентированы, снизили свою активность, что отразилось на статистике», — делают вывод эксперты.

Председатель НП «Бизнес Солидарность» Яна Яковлева согласна с тем, что правоохранители зачастую идут по пути наименьшего сопротивления, в качестве «любимой» используя 159-ю статью. Кроме того, в последнее время популярной стала статья о растрате, которая по определению должна применяться к чиновникам, а не к бизнесу. «Сейчас в Астраханской области ко мне обратились предприниматели — их судят за то, что они выставили торговую наценку. Казалось бы, цель деятельности предприятия — получение прибыли, а тут случай прибыли переводится под статью «Мошенничество». Если нас будут судить за извлечение прибыли — это приговор всему российскому бизнесу», — рассказывает г-жа Яковлева.

По словам защитницы прав бизнеса, единственное, что могло бы сдерживать «распоясавшихся правоохранителей», — вынесение 159-й статьи в юрисдикцию суда присяжных. «Надо структурировать статью 159 и изложить в такой диспозиции, чтобы структурировать перечень уголовно наказуемых деяний. Сейчас статья может поглотить в себя абсолютно любые правоотношения», — предлагает иной вариант зампредседателя коллегии адвокатов «Вашъ юридический поверенный» Владислав Капканов.

Официальный представитель ГУ экономической безопасности и противодействия коррупции Андрей Пилипчук, в свою очередь, отмечает, что при борьбе с разгулом коррупции статья 159 незаменима. «Сейчас, наоборот, прорабатываются дополнительные пункты к этой статье, чтобы ввести антикоррупционный состав», — говорит он.

Источник: rbcdaily.ru