Задать вопрос



Заказать звонок


Если Вы оставили заявку на заказ звонка после 18:00, наши менеджеры свяжутся с Вами до 12:00 следующего рабочего дня.


Запись на прием



Уточнить цену



Написать руководству



Оставить предложение



Написать отзыв



Услуги для физических лиц

Услуги для юридических лиц

Если Вам необходимо решить какую-то юридическую проблему, то Вы можете отправить заявку прямо с нашего сайта и наш юрист обязательно перезвонит Вам в удобное для вас время
Если у Вас есть какой-то вопрос, касающийся юридических аспектов, то Вы всегда можете задать его нашему специалисту
Вы можете отправить любые предложения по работе сайта, адвокатов, времени работы офиса, мы всегда готовы их рассмотреть

Путешествие с адвокатом по тюрьмам

Нужно начать водить по изоляторам иностранцев, желательно из Европы — их правительства будут нам благодарны за воспитанную в их гражданах лояльность.

Случалось ли вам попадать в изоляторы? Нет, я не имею в виду сидеть там, упаси вас бог! Прийти на свидание к кому-то, передать посылку, сопроводить, помочь, да как угодно там оказаться? Если же такой случай не выпадал, я поведаю о тех перипетиях, которые могут произойти с вами, поскольку происходят каждый день со всеми, только пока без вашего участия.

Первое, с чем вы столкнетесь, — это толпы посетителей, изнуренных длительным ожиданием в очередях, охраняющих сумки с вещами и продуктами, адвокаты и следователи. Все они ждут своего часа, ждут осуществления цели своего визита. Эти очереди, понятно, не могут радовать никого и никого не оставляют безучастными. Даже процессуальные противники в этом вопросе проявляют удивительное единодушие.

Получение свидания родственниками — процедура неоднозначная. Законом, регламентирующим порядок содержания под стражей, установлено право на получение разрешения на свидание дважды в месяц. Однако законодатель данную норму сформулировал странно, и вместо обязанности следователя предоставить свидание наделил его правом их выдавать.

Так вот, возможность свидания с родственниками становится предметом торга с подследственным. Хочешь увидеться — признавай вину, давай показания, в противном случае получишь отказ. Кстати, законом не определен и круг близких родственников, которым может быть предоставлено свидание. Возможность увидеть детей, братьев, сестер для арестованных практически сведена к нулю. Я осуществлял защиту одной женщины, которую мало того, что привлекли к уголовной ответственности незаконно, так еще и около двух лет не давали возможности увидеться с детьми.

Передачи принимают только в строго определенные дни. Существуют ограничения по весу. Перечень разрешенных продуктов тоже строго определен и способен поразить своей скудностью. Здесь забота о здоровье заключенных приняла причудливую, совершенно иную, противоположную своей начальной цели форму: опасаясь, что продукты могут испортиться, а люди — отравиться, санитарный врач службы ФСИН перечень разрешенных продуктов урезал до рациона узника концлагеря и каждый второй зарабатывает язву, питаясь теми сухпайками, которые поступают от родственников с разрешения администрации. И ладно бы еще заключенных сносно кормили (лично я не ел, но представить нетрудно), но зачем же лишать их этой возможности? Я отвечу: если содержащийся под стражей дает развернутые нужные следствию показания, список допустимых продуктов заметно расширяется, как и их вес, то есть сотрудничество со следствием позволяет обеспечить себе усиленное питание.

Магазины при изоляторах также не особо щедры в предоставляемом выборе. Но до них надо еще добраться: родственники на воле должны выписать номер расчетного счета, поехать в сберкассу или на почту и сделать денежный перевод, который тоже придет не сразу.

Вышедших из-под стражи вид обычной еды, накрытого стола, приводит в состояние ступора, настолько они от этого отвыкают.

Вы еще не забыли, что мы живем в XXI веке?

Адвокату попасть к своему доверителю всегда нелегко. Очередь надо занимать загодя. В Лефортово мы приезжали сначала в 7 утра, потом в 5. После ставили машину на ночь (водитель был хранителем списка адвокатов, их очередности). Если нужно было попасть в изолятор в понедельник, машина стояла с вечера пятницы. И сегодня ситуация доведена до абсурда: в изоляторы федерального значения адвокат может не попасть, если окажется десятым в очереди: работающих боксов (кабинетов) явно недостаточно. Хотя, лично я предполагаю, что кабинеты-то есть, просто администрация разрешает работу лишь части из них. Почему — остается только догадываться. Наверное, чтобы лучше слышать.

Или «Пятерка», я имею ввиду изолятор на «Водном стадионе». Там можно стать свидетелем довольно забавной картины: в одном кабинете вы сможете застать трех или четырех адвокатов, шепчущихся в разных углах помещения со своими доверителями. Таким образом администрация учреждения идет нам навстречу, стараясь удовлетворить потребность в общении максимального количества лиц, поскольку очереди там бывают поражающие воображение. В конце каждого месяца очереди увеличиваются в разы: следователи стараются выдерживать показатели и, подготавливая дела к направлению в суд, проводит ознакомление с материалами, занимая большинство кабинетов.

Встав необычайно рано, простояв полдня в очереди, пройдя череду испытаний и несколько КПП, адвокаты, наконец, достигают своей цели — попадают к доверителям. Переполненные полученными за это время эмоциями, они, словно достигнув в длительном забеге финиша, лишаются сил.

Меня всегда мучил вопрос: почему нельзя наладить пропускную систему? Почему нельзя сделать больше помещений для работы с содержащимися под стражей? Ведь те же следователи вынуждены тратить свое рабочее время на простаивание в очередях, либо, если они «бронируют» следственные кабинеты, работа адвокатов парализуется. Неужели нельзя перенять западный опыт: сделать большие просторные залы, поставить несколько десятков столов на некотором удалении друг от друга, и пусть адвокаты общаются со своими доверителями. И почему бы не разрешить содержащимся под стражей под контролем должностных лиц изоляторов звонить своим близким родственникам, родителям, детям? Что плохого в таком человеческом, естественном желании слышать своих близких? Более того, подобное общение должно стимулировать арестованного на положительное посткриминальное поведение, пробуждать в нем стремление исправиться и скорее вернуться к своим родным. Сегодня же содержание под стражей представляет из себя пытку для арестованного, серьезное, самое существенное испытание для его семьи.

Думаю, нужно начать водить по изоляторам иностранцев, желательно из комфортной старой Европы. С их демократическими свободами, правовыми институтами, социальными и прочими диковинными для нас гарантиями. Они, по нашему общему мнению, немного заплыли жирком. Им следует встряхнуться, испытать шок. Лучшего способа точно не существует! Познакомившись с нашей уголовно-исполнительной системой, они полюбят свои маленькие страны с новой силой, будут довольны всем происходящим и никогда не выйдут на демонстрации. Их правительства будут нам благодарны за воспитанную в их гражданах лояльность.

Итак, из моего рассказа вы можете понять, что трудности существуют, и еще какие. В дальнейшем мы обязательно «пройдемся» с вами по каждому заведению в отдельности. Этот рассказ — лишь предисловие, начало большого путешествия.

Источник: slon.ru