Задать вопрос



Заказать звонок


Если Вы оставили заявку на заказ звонка после 18:00, наши менеджеры свяжутся с Вами до 12:00 следующего рабочего дня.


Запись на прием



Уточнить цену



Написать руководству



Оставить предложение



Написать отзыв



Услуги для физических лиц

Услуги для юридических лиц

Если Вам необходимо решить какую-то юридическую проблему, то Вы можете отправить заявку прямо с нашего сайта и наш юрист обязательно перезвонит Вам в удобное для вас время
Если у Вас есть какой-то вопрос, касающийся юридических аспектов, то Вы всегда можете задать его нашему специалисту
Вы можете отправить любые предложения по работе сайта, адвокатов, времени работы офиса, мы всегда готовы их рассмотреть

Когда государство убивает ребенка

Три дня назад мне позвонил Володя Осечкин. Он человек, держащий руку на пульсе всего происходящего в системе ФСИН, искушенный, прошедший через ее горнило, кажется, видевший все, практически плакал. Выслушав его, я понял: такого не было даже в его богатой на различные события жизни. В доме ребенка можайской колонии скончалась четырехмесячная девочка Замши Шилинская. Она захлебнулась рвотными массами. Стала заложником уголовно-исполнительной системы, так и не сумевшим освободиться из ее когтистых лап. Она, бедная, родилась и закончила свою короткую жизнь в тюрьме, перебив своим нечаянным подвигом и Магнитского, и Веру Трифонову, хотя бы знавших свободу, но так же, как и она, не сумевших ее обрести.

Я адвокат и всему ищу если не оправдания, то объяснения. Но эти случаи не могут ужиться в моей голове, они неприемлемы. Я не мог примириться с этим. И не примирюсь. Никогда. Кажется, мы видели в этой жизни многое, мы опытны, черствы. Видя страдания ближнего, мы думаем, что он знает их причину, однако, почему умер этот ребенок, чьи грехи взяла она на себя, и кто за это в ответе — вот вопросы, которые не находят ответа.

Испытывать эмоции, говорят, непрофессионально, и я знаю, что профессионалы-гестаповцы не испытывали их. Не сомневаться в своей правоте — благо, которого я лишен как человек, стремящийся к чему-то совершенному, переживающий за происходящее. Отец, похоронивший свою дочь, не может обрести покоя: ведь в Доме ребенка остался ее брат-близнец, его сын. Но система устроена таким образом, что и забрать его он не имеет возможности. Наше уголовно-исполнительное законодательство и пенитенциарная система выстроены так, чтобы человек чувствовал себя стружкой, случайно застрявшей в ее отлаженном механизме, которая, впрочем, на сдобренных смазкой деталях задержаться не сможет, не сумеет продлить и на миг своей лишней для системы жизни. Система ломает человека, воспитывает в нем зверя, и за годы, проведенные в застенках, она сделает все для того, что бы воспитать в нем врага.

Создается уверенное впечатление, что государство борется со своим народом, причем его тотальное истребление говорит о максимальной эффективности этой войны. Их победа не за горами! Если эта тенденция продолжится, то Россию не понадобится завоевывать — мы уничтожим сами себя! Если мы не предпримем скорейших мер, не приложим усилия к тому, что бы изменить свое настоящее, наши дети не увидят своего будущего, как не смогла его увидеть четырехмесячная Замши.

Источник: slon.ru