Задать вопрос



Заказать звонок


Если Вы оставили заявку на заказ звонка после 18:00, наши менеджеры свяжутся с Вами до 12:00 следующего рабочего дня.


Запись на прием



Уточнить цену



Написать руководству



Оставить предложение



Написать отзыв



Услуги для физических лиц

Услуги для юридических лиц

Если Вам необходимо решить какую-то юридическую проблему, то Вы можете отправить заявку прямо с нашего сайта и наш юрист обязательно перезвонит Вам в удобное для вас время
Если у Вас есть какой-то вопрос, касающийся юридических аспектов, то Вы всегда можете задать его нашему специалисту
Вы можете отправить любые предложения по работе сайта, адвокатов, времени работы офиса, мы всегда готовы их рассмотреть

«Кошмарить» бизнес станет чуть сложнее

Президент Дмитрий Медведев предложил изменить порядок изъятия электронных носителей информации в ходе проверок бизнеса. Эксперты считают, что нововведения в этой области нужны, но предложенных мер явно недостаточно.

Обыски в офисах фирм, проводимые в связи с расследованием дел или просто при обычных проверках, нередко сопровождаются изъятием компьютеров, жестких дисков и других электронных носителей информации. Это может полностью парализовать работу компании, а для многих грозит не только большими убытками, но и фактическим закрытием бизнеса.

Эта проблема не нова, в курсе происходящего и президент Дмитрий Медведев. О том, чтобы правоохранительные органы и органы власти перестали «кошмарить» бизнес он говорил еще летом 2008 года. С тех пор прошло более трех лет, теперь президент предложил, как бороться с одной из главных проблем для бизнеса на сегодняшний день. Правда, эксперты считают, что предложенных мер явно недостаточно.

Как сообщила пресс-служба Кремля, Дмитрий Медведев внес в Госдуму законопроект, который изменяет порядок изъятия электронных носителей информации (компьютерных блоков, серверов, ноутбуков, карт памяти), содержащих сведения о деятельности хозяйствующих субъектов в ходе расследования уголовных дел, особенно экономической направленности. Говорится в документе и о порядке возвращения изъятого.

Проектом предусмотрено, что электронные носители информации, изъятые в ходе досудебного производства, но не признанные вещественными доказательствами, должны возвращаться владельцам после следственных действий в срок, соответствующий требованиям о разумных сроках осуществления уголовного судопроизводства.

Если же изъятие электронных носителей необходимо в качестве доказательств, информация, содержащаяся на носителях, может быть скопирована по ходатайству владельца. Авторы законопроекта уверены, что его реализация позволит обеспечить дополнительную защиту прав предпринимателей.

Подготовить поправки в действующее законодательство, уточняющие порядок изъятия электроники в ходе расследования уголовных дел, Медведев потребовал еще в июне прошлого года. Это поручение он дал после многочисленных жалоб делового сообщества на правоохранительные органы, сотрудники которых под различными предлогами изымали компьютеры и иную технику. Нередко хранящуюся в них информацию впоследствии восстановить не удавалось.

При подготовке документа сотрудники Следственного комитета (СК) советовались с различными ведомствами, в частности с Генпрокуратурой и МВД, а также с представителями научных учреждений и бизнес-сообщества. На этом этапе от Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП) поступило предложение о том, чтобы сотрудники следственных органов не изымали компьютерную технику, а копировали содержащуюся на них информацию. Изъятие же было предложено производить только на основании решения суда.

Также РСПП предлагал допускать к копированию информации и изъятию компьютерной техники лишь сотрудников, отвечающих квалификационным требованиям, и установить максимальный срок хранения таких носителей — не более срока предварительного расследования.

Аналогичные предложения поступили и от Ассоциации предприятий компьютерных и информационных технологий (АП КИТ), в состав которой входит более 100 российских и зарубежных IT-компаний. АП КИТ направила их председателю Следственного комитета Александру Бастрыкину.

Однако, как следует из законопроекта, внесенного президентом в Госдуму, эти предложения учтены не были.

Представитель Российского союза промышленников и предпринимателей Александр Мурычев в четверг в беседе с BFM.ru выразил мнение, что даже в нынешнем виде нововведения пойдут на пользу и правоохранительным органам, и добросовестному бизнесу. «Но это далеко не самый актуальный законопроект на сегодняшний день», — отметил он.

Предлагаемых изменений недостаточно

Партнер юридической компании «Налоговик» Сергей Варламов в интервью BFM.ru рассказал, что в настоящее время критериев оценки длительности процесса — от изъятия техники до момента вынесения постановления о признании вещественных доказательств — нет.

Согласно п. 4 ст. 81 УПК РФ «Вещественные доказательства»: «Предметы, изъятые в ходе досудебного производства, но не признанные вещественными доказательствами, подлежат возврату лицам, у которых они были изъяты». Также, п. 2 той же статьи говорит о том, что изъятые предметы «…осматриваются, признаются вещественными доказательствами и приобщаются к уголовному делу, о чем выносится соответствующее постановление».

С другой стороны, согласно пп. 3 п. 1 ст. 81 УПК РФ, вещественными доказательствами могут быть признаны «иные предметы и документы, которые могут служить средствами для обнаружения преступления и установления обстоятельств уголовного дела».

То есть следователю, по сути, ничто не мешает признать практически любой изъятый предмет вещественным доказательством сразу после изъятия и хранить его в течение всего срока расследования уголовного дела, отмечает эксперт.

«Сама идея нововведения интересна, но от того, как ее в проекте реализуют, будет зависеть эффективность поправок. Судя по всему, смысл изменений уголовно-процессуального кодекса в том, чтобы не изымались предметы, фактически не имеющие значение для расследования уголовного дела, с целью оказания психологического давления. Но для этого нужно четко определить: во-первых, критерии признания вещественных доказательств для максимального сужения понятия «иных» в пп. 3 п. 1 ст. 81 УПК РФ — чтобы не было соблазна изъятия лишнего; во-вторых, сроки признания вещественными доказательствами после изъятия и сроки возврата, если изъятые предметы таковыми не признаны; в-третьих, если по этим параметрам не будут внесены адекватные изменения, то у следователя останется возможность изымать «иные предметы», признавать их вещественными доказательствами и хранить в течение расследования уголовного дела», — рассказал Сергей Варламов.

По словам эксперта, проблема коррупционного характера в данном виде законодательства стоит достаточно остро, поскольку УПК РФ позволяет следственным органами изымать предметы и документы, фактически не имеющие значение для расследования уголовного дела. Обычно это предметы, которые объективно используются физическим или юридическим лицом в повседневной коммерческой деятельности и крайне тяжело заменимы или вообще незаменимы в адекватные сроки. При этом Сергей Варламов подчеркнул, что предлагаемых изменений недостаточно.

Председатель коллегии адвокатов «Вашъ юридический поверенный» Константин Трапаидзе отмечает, что в настоящее время проблем, связанных с проверками бизнеса в части выемки оборудования, действительно очень много: «Проблемы эти, конечно же, возникают у тех, кого проверяют. Причем чаще всего оборудование изымается по формальным признакам, без производства следственных действий (исследований, экспертизы). Оно может храниться месяцами, а то и годами. Кроме материального, это наносит технологический, информационный и другие виды ущерба».

В беседе с BFM.ru Константин Трапаидзе отметил, что в этой сфере необходимо менять законодательство, однако, по его словам, предложенные «нововведения существенно граничат с незаконными действиями следствия в отношении компьютерной техники и электронных носителей информации».

Кадровый голод

По словам главы российского филиала компании Trend Micro Вениамина Левцова, основное нововведение, предлагаемое законопроектом, заключается в том, что изъятие непосредственной информации будет проводиться в «лабораторных» условиях.

«То есть по сути — как и было, только проговариваются условия возврата: если владелец бизнеса хочет обратно получить свои данные, то он должен прийти в МВД, где все это будет храниться, и сделать копию своих данных. А коммерческие структуры предлагают другую процедуру, чтобы информацию копировали, наоборот, сотрудники МВД и уносили с собой, а компьютеры и флешки могли бы забирать только по решению суда», — рассказал BFM.ru Вениамин Левцов.

При этом эксперт отметил, что в правоохранительных структурах мало специалистов, которые в состоянии квалифицированно выполнять эти задачи. «Очевидно, что зарплаты в коммерческих структура выше, и у МВД есть некоторый кадровый голод», — пояснил он.

Конфиденциальность

Есть и еще одна важна проблема, быть может, основная. «Сотрудники МВД не подписывали соглашение о конфиденциальности. О том, что информация является конфиденциальной, могут знать только сотрудники компании. А представители МВД могут не знать о том, что какая-то информация, какие-то цифры не подлежат разглашению. А это может привести к утечке информации», — акцентирует внимание Вениамин Левцов.

Баланс интересов

Президент общественного фонда «Деловая перспектива» Дина Крылова рассказала BFM.ru, что одна из важнейших задач, которую должны ставить перед собой разработчики подобных инициатив, — это повышение предпринимательской активности. «Если вносятся какие-то изменения, то, прежде всего, должны думать не о том, как бы чего не вышло, а чтобы хоть что-нибудь вышло, чтобы у нас развивался бизнес, чтобы у нас был благоприятный предпринимательский климат. И здесь важно, чтобы ставились жесткие рамки именно для правоохранительных органов. Необходимо четко регламентировать их действия и максимально оградить бизнес от злоупотреблений. Сейчас зачастую происходит именно так — проверяющие, в частности правоохранительные органы, используют свои полномочия вовсе не в интересах тех задач, которые ставятся перед ними. К сожалению, бизнес с этим сталкивается постоянно», — считает Дина Крылова.

По ее словам, сейчас такие акты «беззакония» происходят по заказу конкурентов или просто вследствие коррупционной заинтересованности правоохранительных органов. «Они могут прийти и написать все что угодно, изъять технику. А ты останешься без доступа к своим базам данных по клиентам, по финансам. Таким способом можно парализовать работу бизнеса и ввести его в очень серьезные финансовые затруднения», — констатирует эксперт.

«Главное здесь то, с каких позиций будут решать эту проблему: с позиции того, что предприниматель преступник, и давайте мы подумаем, как будем этого преступника получше ловить. Или с той точки зрения, что у нас системная коррупция, что она является проблемой номер один. Здесь нужно найти некий баланс интересов», — уверена президент Общественного фонда «Деловая перспектива».

Источник: bfm.ru